Ротраут Бернер: Спокойной ночи, Карлхен!